"Тайный“ даосско-буддийский Канон

«Канон чистоты и покоя» («Цин цзин цзин» 清 靜 經 ) - текст неизвестного автора периода Тан, включённый в даосский канон «Дао цзан», в его версию «Чжэн тун дао цзан» («Сокровищница Дао, составленная в годы Чжэн-тун») в 1436-1449, в раздел «Дун шэнь» (洞神) - «Духи пещер».

Перед нами - яркий пример танской философской эклектики, лишь имитирующий даосский трактат, но опирающийся в основном на буддийские идеи избавления от желаний и иллюзий мира.

По своей структуре «Цин цзин цзин» представляет собой короткое сочинение в 390 иероглифов, обычно разбиваемых на 90 строф. Учитывая, что текст четко ритмизирован, нельзя исключить, что изначально он пропевался, как это делается в ряде современных даосских школ. Существуют даже современные «музыкальные» - распевные версии этого Канона, хотя их авторы признаются, что современные распевы могут быть никак не связан с древней формой.

Существует несколько версий «Канона». В частности, «Дао цзан» включает одиннадцать версий «Цин цзин цзина» под разными названиями. самый первый текст именуется «Чудесный канон чистоты и покоя» (Цин цзин мяо цзин 清靜妙經), его же полное название - «Чудесный канон постоянных чистоты и покоя, поведанный Высочайшим правителем Лаоцзюнем» («Тайшан лао-цзюнь шо чан цин цзин мяо цзин» 太上老君說常清靜妙經 ).

Существует и короткая версия Канона приблизительно в 600 иероглифов, которая именуется «Сердечный канон чистоты и покоя» («Цин цзин синь цзин» 清靜心經 ). Существует предположение, что именно она является наиболее ранней, хотя очевидным образом из текстологического анализа этого не следует.

Название трактата можно перевести как «Канон чистоты и покоя» или «Очищения и безмятежности». В буддийском контексте понятие «цинцзин» означает избавление от разрушающих человека иллюзий.

«Буддийское» содержание трактата во многом является реминисценцией текста популярной в китайском чань-буддизме «Сутра сердца совершенной мудрости» или сокращённо «Сутры сердца» («Праджняпарамита хридая сутра», Prajñāpāramitāhṛdaya), как по смыслу, так и по структуре.

Главный смысл наставлений в трактате - устранение желаний и достижение освобождения.

Точное время создание текста не известно, предположительно он был составлен либо в период Шести династий (220-589) либо в эпоху Тан. Текст, который дошёл до нас скорее всего был создан в династию Тан (618-907), самые ранние комментарии составил на него Ду Гуантин (杜光庭, 850-933 гг.) - один из крупнейших даосских комментаторов периода Тан

Полное название текста «Тайшан Лао-цзюнь шо чан цинцзин цзин» (太上老君說常清靜經)- «Канон Постоянного, рассказанный, Высочайшим правителем Лао». Формально, авторство текста приписывается Лао-цзы, от имени которого и даются наставления. Речь идет об одной их его ипостасей - обожествлённого духа Лао-цзюня (老君 дословно «правителя Лао»), который в даосской традиции считается одним их трех высших «чистых духов» (сань цин 三清) даосизма. Повествование ведется от лица Лао-цзюня, откуда и происходит полное название трактата. Текст распадается на две части, каждая из которых предваряется словами «Лао-цзюнь сказал…», и таким образом формально перед нами два наставления Лао-цзы.

По даосскому преданию, текст был поведан богине Си Ван-му самим Лао-цзы во время его путешествия на Запад. В дальнейшем текст передавался исключительно изустно среди «истинных людей» - даосских мистиков и отшельников, пока не дошел до Гэ Сюаня (164-244), прозванного Гэ Сяньвэн - Бессмертный старец Гэ, отец знаменитого мага-алхимика Гэ Хуна. Гэ Сюань впервые записывает его и, как считается в традиции, фиксирует его нынешний вид. В дальнейшем носителями этого текста стали ряд даосских учителей, принадлежавших к школе Чжэнъи дао - «Истинного единого» (или «Тяньши дао» - «Школа небесных наставников»)

Текст приобретает популярность в ряде даосских школ в период династии Сун (960-1260), прежде всего в школе Цюаньчжэньдао - «Целостной истинности», где до сиз пор он остаётся одним из центральным трактатов. В рамках этой школы и учитывая ее направленность на внутреннюю алхимию, Канон рассматривался как наставление по внутренним превращениям. В частности, известный наставник школы мастер Сунь Буэр взял себе второе имя Цинцзин саньжэнь - «Бродяга чистоты и покоя» (清靜散人) и даже создал школу Цинцзин - «Чистоты и покоя».

Современные даосы из школы Цюаньчжэнь-дао используют текст трактата для мнемонического произнесения во время ритуалов, что облегчается тем, что текст состоит из коротких ритмизированных отрывков, во многом напоминающих классических стихи типа «цы», которые не столько читались, сколько «пропевались».

"Забытие после забытия": школа «парного сокровенного»

В тексте прослеживается влияние даосско-буддийского направления Чунсюань-цзун 重玄宗 - «Школа парного сокровенного», которое появилось в V в. и получило свой расцвет в период VII-X вв. Можно предположить, что данный текст если не принадлежал целиком традиции Чунсюань-цзун, то активно использовался ее последователями, учитывая, очевидное смешение буддийских и даосских идей, дословную апелляцию к «Лао-цзы».

Несмотря на присутствие в названии понятия «школы» (цзун) или «направления» (пай), оно не представляло собой отдельного догматического течения, но было лишь комментаторским направлением древних мистических текстов, прежде всего «Дао дэ цзина». Как отдельное направление оно было выделено одним из известных комментаторов «Дао дэ цзина» Ду Гуантином, который опубликовал и «Канон чистоты и покоя». Чунсюань-цзун, в частности, делало упор именно на мистическую практику, исходя из постулата «Дао дэ цзина»: «Сокровенное и еще раз сокровенное - вот врата ко множеству потаенного». (Другой возможный перевод: «От сокровенного к еще раз сокровенного - вот врата ко множеству потайного»). Два «сокровенных» (сюань 玄) рассматривались как два этапа вхождение в запредельное состояние, самоочищение и избавление от всех привязок к этому миру. Отсюда и трактовка названия школы - «Двойного (или парного) сокровенного».

Хроники донесли немного имен последователей этого течения, хотя можно предположить, что речь идет скорее лишь о ведущих учителях. Самыми крупными представителями этого течения были философы и чиновники VIII в. Чэн Сюаньин ( 成玄英 VII в.) и Ли Жун 李榮. Чэн Сюаньин прославился тем, что первоначально жил отшельником в «Восточном море» - Дунхае, но в 631 г. был приглашен императором Тайцзуном в город Чанъань и в 636 г. участвовал в дискуссии между буддистами и даосами и одержал в ней верх, за что получил высочайшее одобрение. В 643 г он поселился в монастыре Сихуагуань - «Обитель Западного цветка» (西華觀) и стал его настоятелем. Чэнь Сюаньин составил множество комментариев на «Дао дэ цзин»», «И цзин», «Чжуан-цзы», а его основным трудом считается «Истинный канона Южного цветка с комментариями» («Наньхуа чжэньцзин чжушу» 南華真經注疏). Также к этому течению принадлежал Сунь Дэн 孫登 (III в.), Мэн Чжичжоу 孟智周 и Цзан Сюаньцзин 臧玄靜 (V в.), танские философы Чжу Жоу 諸糅, Лю Цзинси 劉進喜 (VI в. ), Цай Цзыхуан 蔡子晃, Чэ Сюаньби 車玄弼, Чжан Хуэйчао 張惠超, Ли Юаньсин 黎元興, Шао Жоюй 邵若愚 и Дун Сыцзин 董思靖 (XII в. )

Даосское издание "Канона чистоты и покоя" в виде настенного плаката

В даосских канонах нет отдельных текстов, которые можно считать характерными только для этого направления. Последователи занимались толкованием текстов Лао-цзы, исходя из пассажей другого даосского наставника «Чжуан-цзы», при этом широко использовали буддийские идеи, например, касающиеся очищения сознания и освобождения от пут мира. Особое заметно влияние на Чунсюсань-цзун оказали две популярные в период Тан школы - Саньлун цзун - «Трех трактатов» и «Тяньтай цзун» - «Небесного престола». Последователи Чунсюань-цзун также придерживались взглядов, характерных для раздела нэйдань 內丹 (обычно переводимой как «внутренняя алхимия»), в том числе оперировали таким понятием как «бессмертный зародыш» и «пилюля бессмертия»

Безусловно, многое в своих идеях и даже в основном постулате о приоритете «тайного и сокровенного» это направление черпало от известной в периоды Вэй и Цзинь (220-420 гг) школы Сюаньсюэ 玄學- «Учение о сокровенном». Один из ее последователей Сунь Дэн (孫登 230-260) , полулегендарный даосский мастер игры на цитре, говорил о «школе, что основывается на внимании к сокровенному» (重玄为宗 ) в рассуждениях о «Дао дэ цзине». То есть текст в этом случае существовал именно как скрытый код мистического откровения, а не как догматический философский трактат. Как следствие он нуждался в глубоком понимании, трактовке и обнаружении скрытых смыслов. Эта идея достигает своего апогея в династию Тан, базируясь на смешении даосских и буддийских идей - именно в тот период, когда предположительно и был составлен «Канон чистоты и покоя».

"Три чистых" духа даосизма

Древняя школа Сюаньсюэ рассматривала именно трансцендентный аспект Дао как ключевой, обыгрывала в своих рассуждениях идею его пустотности и абсолютного отсутствия (у 無). Направление Чунсюань-цзун идет значительно дальше, оно вдохновляется идеями Мадхъямики, прежде всего ранних китайских буддийских школ. В сочинениях монаха Цзицзана (549-623 吉藏), который считается одним из основоположников восточно-азиатской Мадхьямики, рассматривается два этапа достижения Дао. Высшей ценностью объявляется абсолютная всеобъемлющая пустота (шуньята, кит. кун 空), однако Цзицзан считал, что слишком ревностная приверженность самой идее пустоты, сама по себе привязывает буддиста к внешнему миру не меньше, чем любые другие страсти и внешние формы. И таким образом следует избежать не только внешних привязанностей, но и самой идеи шуньяты в своем сознании. То есть пройти через два этапа «избавления».

Богиня Си Ванму 西王母, которой по преданию и был тайно передан Канон

В отличие от даосских школ Чунсюань-цзун использовало буддийскую идею о том, что прежде, чем окончательно разорвать все связи с этим миром, адепт должен, руководствуясь идеей сострадания, помочь другим.

Последователи Чунсюань-цзун трактовали известную фразу о «сокровенном и еще раз сокровенном» как описание двух этапов достижении абсолютной деактуализации собственного «я» и «опустошении» сознания, равно как и всего мира. Таким образом фраза «от сокровенного к еще раз сокровенному» коррелируется с пассажем из § 48 «Дао дэ цзина»: «Следуя учению, день ото дня обретают. Следуя Дао, день ото дня утрачивают. Утрачивая и утрачивая вновь, достигают недеяния». Парная утрата - «утрачивая и утрачивая вновь» - равная по сути полной самоутрате и саморастворению как по сути, так и даже по форме фразы соответствует «сокровенному и еще раз сокровенному». На первом этапе следует избавиться от ментальной иллюзии бытия, а на втором этапе от иллюзии небытия, которая заменяет первую. Это также понималось как избавление от любых желаний - важнейший этап мистической практики -, а затем избавиться («забыться») и от желания избавления от желаний, что и именовалось «парным забытием» - цзянван (兼忘). И если термин «забытие» и «самозабытие» широко встречается у ранних даосов, в том числе и у Чжуан-цзы, то концепцию «парного забытия» предложил буддист Цзицзан. Идея «забытия после забытия» или "утраты после утраты" вдохновляла многих буддистов и даосов китайского средневековья, которые видели в этом истинное окончательное опустошение сознания и разрыв всех связей с материальным и даже духовным миром.

##Чистая медитация и «взирание пустоты»

Текст относится к целой группе даосской литературы о «чистоте и покое» . Такая группа текстов, базировавшаяся на даосских идеях, появилась под влиянием буддийских концепций медитативного озарения - випасьяна

Ключевой практикой, которую предлагает текст, является практика «созерцания» или «взирания» (гуань 觀), то есть глубокой медитации и прозрения состояния запредельного покоя и внутреннего очищения. Достижение «чистоты» и «покоя» рассматриваются как две взаимосвязанных, но все же раздельных техники. Понятия «цин» и «цзин» очень близки по своему значению и в ряде текстов взаимозаменяемы, но все же Канон подчеркивает ключевые различия между ними. «Цин» можно перевести как «чистота, прозрачность, умиротворение», «цзин» - «покой, спокойствие, безмятежность». Оба термина входят в число важнейших принципов внутренней даосской практике и встречаются в «Дао дэ цзине». В частности параграф 45 подчеркивает эти два качества как важнейшие для управления миром: «Лишь тот, кто чист и спокоен, способен править Поднебесной». В буддизме «цинцзин» - абсолютное и окончательное избавление от пут мира, предельная чистота сознания. Так в стихотворном буддийском сочинении «Абхидхармакоща» индийского автора Васубандху, в его китайской версии (кит. «Цзюйшэлунь»), переведенной сначала в 564-567 гг., а затем в 651-654 г. знаменитым монахом Сюаньцзаном, говорится: «Отстранись от всех дурных поступков, от всех переживаний и загрязняющих первопричин, - вот этом и будет называться очищением и покоем» (цзюань 16)

Первая часть текста говорит о существовании важнейшей бинарной оппозиции - «чистоте» и «загрязнении» (цин-чжо 清濁), «движение»-«покой» (дун-цзин 動靜), чистота и движение является свойством Неба, загрязнение и покой Земли, при этом Дао обладает всей совокупностью свойств и лишь «распределяет» их Небу и Земле.

Человек способен достичь высочайшего покоя и чистоты, но лишь «желания ведут его за собой», и единственный рецепт, как избежать этого - глубокая медитативная практика или «взирание». Последователь этого вида медитации должен «прозреть пустоту» или взирать на пустоту (кунгуань 空觀). Он должен достичь двойного «отрицания» (у у 無無), то есть уничтожить как загрязнения сознания, так и само стремление к очищению.

Существует несколько переводов этого текста на западные языки, первый сделан еще в 1894 г. Фредериком Генри Бальфуром - британским китаистом, писателем и издателем, который долгое время прожил в Шанхае, издав одно из первых, хотя и несколько наивных исследований по даосизму. В 1891 г. новый перевод делает знаменитый Джеймс Легг. Существует и несколько современных переводов этого текста на английский язык.

Канон чистоты и покоя ("Цин цзин цзин" 清 靜 經)

Лао-цзюнь сказал: Великий путь не имеет формы, но порождает Небо и Землю.

Великий Путь не обладает чувствами, но запускает движение солнца и луны

Великий Путь не имеет имени, но взращивает и вскармливает мириады вещей.

Я не знаю его имени, но через силу назову его «Дао».

Дао обладает чистым и обладает загрязненным. Обладает движением и обладает покоем.

Небо чисто, а земля загрязнена. Небо пребывает в движении, земля - в покое

Мужчина чист, женщина - загрязнена. Мужчина пребывает в движении, женщина - в покое.

Опускаясь до самой основы, стекая к верхушке, порождает мириады вещей

Чистота - это источник загрязненности, покой - это основа движения.

Если люди смогут постоянно пребывать в чистоте и покое, то и Небо, и Земля полностью вернуться [к своей основе]

Дух человека идеально чист, но лишь сердце беспокоит его.

Сердце человека абсолютно спокойно, но лишь желания ведут его за собой

Если же ты сможешь постоянно избавляться от желаний, то и сердце само очистится.

А если сердце очистилось, то и дух сам очистится .

Естественным образом шесть желаний не рождаются, а три яда исчезают.

Тот, кто не способен достичь этого, у того и сердце не очистилось

А тот, кто желает избавиться от желаний, сможет избавиться.

Тот, кто взирает внутрь своего сердца, сердце того - отсутствие сердца

Когда снаружи он взирает на формы, формы эти не содержат форм

Когда издалека взирает на вещи, в вещах этих нет вещей

Он постигает эти три начала лишь для того, чтобы узреть их пустотность.

Взирание на пустотность также пустотно, но в самой пустоте нет ничего того, что было бы пустотным

То, что пустотно - отсутствует, а отсутствие отсутствия также отсутствует 。 Отсутствие отсутствия и есть отсутствие. Оно невозмутимо-чисто и извечно-спокойно.

Поскольку в спокойствии нет ничего от спокойствия, так откуда же появиться желаниям?

А поскольку желания и не рождаются, то это и есть истинная безмятежность.

Истинное постоянное откликание на вещи. Истинное постоянное обладание изначальной природой.

Постоянное откликание на постоянный покой и есть постоянная чистота и покой.

Если достигнешь покоя и чистоты, то постепенно войдешь в истинное Дао.

Вхождение в Дао и именуется «обретением Дао»

Хотя называю это «обретением Дао», в действительности ничего не обретается.

И лишь для того, чтобы привести живые существа к трансформациям, именуется это «обретением Дао»

Тот, кто способен пробудиться к этому, сможет передавать Дао мудрецов

Лао-цзюнь сказал: Совершенный муж не воинственен, несовершенный же муж любит воевать.

Высшая благодать - не обладать благодатью, низшая благодать - это придерживаться благодати.

Того, кто придерживается благодати, не именуют обладающим Путем и Благодатью.

А поэтому массы живых существ не могут обрести истинного Дао, ибо сердца их замутнены.

Коли сердца их замутнены, дух их трепещет.

Если дух их трепещет, оказываются они привязаны к мириадам вещей.

Если привязаны они к мириадам вещей, то рождаются в них алчные устремления

Если рождаются в них алчные устремления, то суть они - лишь заблуждения и омрачения

Заблуждения и омрачения приводят к безудержным мечтам, а те беспокоят и мучат тело и душу.

Сталкиваясь с загрязнениями и позором, бесприютно бродят они между смертями и рождениями

Постоянно утопают в море страданий сансары и извечно утрачивают истинное Дао.

Воистину, постоянное Дао - пробудившийся сам достигает его.

Тот же, кто пробудился в Дао, неизменно чист и спокоен!

老君曰。大道無形。生育天地。

大道無情。運行日月。

大道無名。長養萬物。 . 吾不知其名。強名曰道。

夫道者。有清有濁。有動有靜

天清地濁。天動地靜

男清女濁。男動女靜。

降本流末。而生萬物。

清者濁之源。動者靜之基。

人能常清靜。天地悉皆歸。

夫人神好清。而心擾之。

人心好靜。而欲牽之。

若能常遣其欲而心自靜。

澄其心。而神自清。

自然六欲不生。三毒消滅。所以不能者。為心未澄。

欲未遣也。能遣之者。

內觀其心。心無其心。

外觀其形。形無其形。

遠觀其物。物無其物。

三者既悟。惟見於空。

觀空亦空。空無所空。

所空既無。無無亦無。

無無既無。湛然常寂。

寂無所寂。欲豈能生。

欲既不生。即是真靜。

真常應物。真常得性。

常應常靜。常清靜矣。

如此清靜。漸入真道。

既入真道。名為得道。

雖名得道。實無所得。

為化眾生。名為得道。

能悟之者。可傳聖道。

老君曰。上士無爭。下士好爭。。

上德不德。下德執德

執著之者。不名道德。

眾生所以不得真道者。為有妄心。

既有妄心。即驚其神

既驚其神。即著萬物

既著萬物。即生貪求。

既生貪求。 即是煩惱。

煩惱妄想。憂苦身心。

便遭濁辱。流浪生死。

常沉苦海。永失真道。

真常之道。悟者自得。

得悟道者。常清靜矣